Куда исчезают игровые автоматы от провайдеров Игровой процессАзартная индустрия на сегодня – это запутанный клубок B2B-соглашений и партнерств. Все вроде как конкурируют друг с другом, но при этом «сливаются» или подписывают партнерские соглашения. Кто мог представить еще 15 лет назад, что злейшие конкуренты Playtech и Novomatic (Greentube). будут сотрудничать? А ведь сегодня – это уже реальность.

Проследить траекторию развития даже одного конкретно взятого производителя софта зачастую невозможно. Ведь почти все проходят через ребрендинги, слияния, реорганизации. Вы наверняка стыкались с ситуацией, когда одна та же игра в разных казино или каталогах относится к разным провайдерам? Видите, даже прямые участники бизнеса не всегда успевают отследить изменения.

В такой неспокойной и постоянно развивающейся индустрии часто остаются незамеченными пропажи даже крупных разработчиков. Именно о таких пропажах я и хочу поговорить. Куда пропадают провайдеры? Почему это происходит? Что случается с их портфолио? Мы рассмотрим три разных примера трех разных производителей. Вы будете удивлены их судьбой.

Сценарий 1: Поглощение

Пример:

Начнем с того, что Amaya еще в 2017-м пережила ребрендинг и стала The Stars Group. А в 2020-м фактически стала Flutter Entertainment. Последняя выкупила The Stars Group за шесть миллиардов долларов, став крупнейшим игорным холдингом на планете.

Сейчас мы знаем Amaya как компанию-владельца PokerStars. Но покерный рум перешел у собственность канадской организации только в 2014-м. Холдинг долго обрастал мясом для такой сделки. Одним из кирпичиков для фундамента империи Amaya стало поглощение Chartwell.

Путь Chartwell Technologies начинался еще в конце 80-х с абсолютно не связанных с игорным бизнесом отраслей: полезные ископаемые, нефть и газ. На азартные игры эта канадская компания переключилась только в 1998-м, выкупив разработчика Gateway Technology. Начали выпускаться первые игры, появились крупные партнеры: Bwin, Betfair, Coral.

2000-е стали крайне успешными для Chartwell. Компания выпустила несколько десятков слотов, запустила свою платформу, и обросла десятками Куда исчезают игровые автоматы от провайдеров Игровой процесспартнерских соглашений. Но на сломе новой декады 2010-х Chartwell Technologies начал терпеть убытки. Выход из ситуации был найден: компанию продали набирающему обороты канадскому холдингу Amaya в 2011-м году за 23 миллиона долларов. Таким образом, слоты вроде Cash Inferno в каталогах казино начали относиться к Amaya. Хотя по старинке многие подписывали их Chartwell.

Но на этом история «перевоплощений» Chartwell Technologies не закончилась. В 2015-м NYX Gaming выкупает Chartwell и Cryptologic у Amaya за 150 миллионов долларов. Сегодня игры, разработанные Chartwell Technology, можно найти в портфолио сразу нескольких производителей:

  • Amaya (Stars Group): распространены на сайтах холдинга;
  • NYX Gaming: встречаются в казино, связанных с платформой Scientific Games;
  • Lightning Box Games: провайдер в свое время перевел слоты Chartwell в HTML5-формат и распространяет под своим именем. Примеры: Chilli Gold, Frog’s n Files, Serengeti Diamonds.

Так что многие из вас, запуская весьма популярные слоты вроде Cash Inferno или Pot-o-Gold, даже не догадывались, что они выпущены не существующим ныне производителем. Любопытно, что в свое время культовые автоматы Medusa и 300 Shields добавлялись в игротеки казино от имени Chartwell Technologies. Канадская компания помогла NextGen Gaming в распространении этих хитов, добавив их на свою платформу.

Сценарий 2: Ликвидация и собирание крох

Пример: Sheriff Gaming

Куда исчезают игровые автоматы от провайдеров Игровой процессВ начале 2010-х в десятках крупных казино были игровые автоматы от голландского разработчика Sheriff Gaming. Игры провайдера распространялись через библиотеки NYX, Quickfire и платформу SBTech. Еще Sheriff занимался социальным геймингом, распространяя бесплатные аппараты в Facebook, Google Play Market и AppStore. В 2012-13 провайдер уверенно входил в группу подающих надежды, конкурируя с разработчиками вроде Blueprint, BetSoft и Worldmatch.

Примеры популярных игр от Sheriff Gaming: Spartania, Amsterdam Masterplan, Midnight Rush. Найти их можно на благополучных сайтах вроде Videoslots или SlotsMillion. Однако в этих казино они помечены в каталоге как продукты StakeLogic. Как так получилось?

Нет, StakeLogic никого не поглощал. Все потому, что и поглощать было нечего. Еще в 2013-м году в отношении владельцев родительской компании «Шериффа» Bubble Group было начато расследование. Трио в лице Стэйна Флаппера и братьев Грегори обвинили в отмывании денег, торговле наркотиками и ведении нелегального игорного бизнеса через сеть подпольных казино. Голландский суд постановил, что с помощью подставной компании троица отмыла более 100 миллионов евро, положив в карман около половины из них. Ребята накопили 80 объектов недвижимости, 20 авто и еще имели миллионы евро на десятках банковских счетов. Флаппер и Грегори в итоге сели в тюрьму декабре 2018-го на два года.

Из-за махинаций владельцев под удар попала Sheriff Gaming. Игорная комиссия Олдерни уже в январе 2014-го отозвала лицензию родительской Bubble Group. Все активы компании, включая интеллектуальную собственность в виде игорного софта, были арестованы. Sheriff Gaming прекратил существование.

Позже Novomatic удалось выкупить часть активов Sheriff Gaming. Австрийский холдинг создал отдельную дочернюю компанию StakeLogic, которая и унаследовала некоторые игры Sheriff. И сегодня в портфолио StakeLogic вы можете найти небольшие крупицы наработок некогда весьма крупного производителя.

Сценарий 3: Скрытый ребрендинг

Пример: TopGame и Pragmatic Play

Куда исчезают игровые автоматы от провайдеров Игровой процессВ подборках топ-10 лучших/крупных производителей софта все чаще мелькает Pragmatic Play. У компании подобралось мощное портфолио игровых автоматов и лайв-игр, накопилось несколько десятков партнерских соглашений. Pragmatic крепко стоит на ногах, получая награды на EGR и других выставках. Отличные достижения как для провайдера, который был основан в 2015-м году.

Но в реальности Pragmatic Play работает на рынке еще с 2008-го. Ведь именно тогда появилась на свет скандально известная компания TopGame. Последняя базировалась в Панаме, и запомнилась сеткой подозрительных казино: Rome, 7Spins, Topaze, Black Diamond. TopGame уличали в мошенничестве:

  • В джекпот-слотах не было даже теоретической возможности выпадения супервыигрыша;
  • Победы в розыгрышах отдавали подставным лицам;
  • Не выплачивали вознаграждение участникам партнерской программы.

На фоне таких деяний начало сотрудничества с крупнейшей платформой EveryMatrix в 2015-м казалось фантасмагорией. Не зря. Ведь в том же 2015-м TopGame прекращает свое существование…чтобы стать Pragmatic Play. Хотя все было обыграно по-другому. В начале 2015-го года создается новый провайдер Pragmatic Play, который чуть позже выкупает контрольный пакет акций TopGame. Для широкой публики такой ход кажется обычным эквайрингом. Но на деле все обстояло иначе

Расследование Casino Listings установило наследственную связь между TopGame и Pragmatic Play. Так в Paradise Papers «слили» информацию о структуре акций PP. Один их крупнейших акционеров – TG Solutions Limited. Ранее – бенефициар TopGame. Бывший владелец Дэвид Барзилей уже 2017-м выкупает Pragmatic Play, используя некую новую компанию – IBID Group. Чтобы окончательно замести следы домен topgametechnology.сom удален, а следы его существования подчищены в веб-архиве.

Весьма популярные игры вроде Sugar Rush или Tales of Egypt от Pragmatic Play изначально выпускал именно TopGame. К этому, вроде, как и нельзя придраться: PP официально выкупил акции TG. На деле же, это был «скрытый» ребрендинг. В TopGame решили начать с чистого листа, отказавшись от родословной мошенников. Придуманная схема сыграла на все 100%. Ведь Pragmatic Play выстрелил, и мало кто воспринимает их как мошенников.

Другие сценарии

Мы изучили частные и не совсем стандартные сценарии для современного рынка. Бывают и более простые сюжеты. Например, производитель просто погибает и не оставляет по себе никакого следа. Такая судьба постигает десятки компаний ежегодно – им просто не удается откусить свою часть пирога. Подобная участь постигла B3W.

Более стандартная практика – это открытый ребрендинг. Net Entertainment стал NetEnt, Amaya превратилась в Stars Group. Владельцы меняют имя, чтобы оно лучше соответствовало философии бренда и духу времени.

Часто ребрендинг связан с поглощениями, объединениями, которые происходят в азартной индустрии практически каждый день. Так в 2011-м году PartyGaming и Bwin объединились, создав Bwin.Party.

Бывает и еще один вариант: отдельный дивизион холдинга становится автономным и выделяется в отдельную компанию. Что-то подобное произошло с QuickSpin. Группа специалистов из NetEnt ушла в свободное плавание и создала новый бренд.